Издательство ЛАДАН
Об издательстве > СМИ о нас > Цвет русской березы - "Неуловимые мстители" наоборот

Цвет русской березы - "Неуловимые мстители" наоборот

Светлана Шешунова. Пасха птицелова

Светлана Шешунова. Пасха птицелова.
– СПб.: Ладан, Троицкая школа, 2011. – 312 с.

В разговоре с пишущим эти строки автор книги историк литературы Светлана Шешунова (Дубна) сказала, что ее роман «посвящен судьбам подростков в годы Гражданской войны и его можно назвать «Неуловимые мстители» наоборот». Да, действительно, «Пасха» – книга для семейного чтения, точно так же как и «Мстители» – кинокартина для семейного просмотра. Как и в фильме, главными героями оказываются тинейджеры (брат и сестра). Разлученные в годы Гражданской войны, они проходят череду испытаний, чтобы в итоге оказаться в эмиграции.

Не стану пересказывать подробно сюжет – когда дело касается хорошего художественного произведения, читатель только выиграет от непосредственного знакомства с ним, минуя посредников. Критик все равно не сможет передать все тонкости и особенности поэтики романа. Отмечу, что приведенными параллелями сходство, пожалуй, и исчерпывается, так как книга в отличие от фильма и его литературного прообраза – повести Павла Бляхина «Красные дьяволята (Охота за голубой лисицей)» – серьезнее и глубже, несмотря на занимательный сюжет. Персонажи «Пасхи» выглядят объемнее, они не изображаются какой-то одной краской. Даже противники главных героев за счет положительных черт избегают шаржированности и вызывают уважение.

Полифонизм романа подчеркивается стилем повествования. Каждый из персонажей описывается своим языком, отличным от речи автора или других действующих лиц. О стиле стоит поговорить отдельно. Точнее привести пару цитат: «Грузовик прогрохотал совсем близко – мимо Василия Блаженного, цветастого, как цыганская шаль»; «На столах толпились корзины яблок и винограда».

Отдельная тема для разговора – достоверность повествования. Да, исторический роман не научная монография, и требовать абсолютной правдивости от него было бы по меньшей мере не верно. Тем не менее Шешуновой удалось добиться именно фактологической точности. Единственный отход от хронологии оговаривается самим автором в соответствующем примечании. В остальном все – описания боев, детали быта эпохи, этнографические подробности (действие книги происходит в том числе и среди крымских татар) – вполне соответствуют реальности. Равно как и исторические персонажи. Если у Бляхина их только два – Нестор Махно и Семен Буденный, то на страницах «Пасхи» появятся Андрей Шкуро и Сергей Эфрон, Яков Слащов и Павел Новгородцев. Читатель узнает, что последний – почтенный философ и правовед, профессор Московского университета – был активным участником белого подполья в столице, а Слащов одно время служил начальником штаба в знаменитом «волчьем» отряде Шкуро.

Достоверность достигается и путем включения в ткань романа различных документов, приказов, стихов и песен той эпохи, ее жаргона. Например, у военных летчиков было принято называть кокарды с двуглавым орлом с пропеллером в когтях «мухами», а у техников пропеллер с крыльями – «утками». Или черно-белые погоны Марковского полка Белой армии – «цветом русской березы».

Еще одним реальным историческим героем «Пасхи» является писатель Иван Шмелев. Помимо цитат из его прозы в романе приведены подлинные письма к сыну автора «Солнца мертвых». Подобные вставки, впрочем, не являются данью постмодернизму, а скорее продолжают традицию Джона Дос Пассоса («42 параллель», «1919») или Александра Солженицына («Красное колесо»).

И в отличие от постмодерна все географические реалии достоверны. А потому читателю предлагается самому удостовериться в точности, например, такого пассажа: на Большой Молчановке «показался одноглавый храм – и правда, на курьих ножках! Только белокаменных. Углы кончались внизу такими вроде бы лапками. Не увидишь – не поверишь: живая сказка».

Андрей Мартынов
2012-03-29